Камень для мемориала Победы

28 июня 1969 г. на площади Ленина в городе Петрозаводске открыт мемориал на могиле Неизвестного солдата и зажжен Вечный огонь. Многие организации и предприятия внесли свой вклад в увековечение памяти героев-освободителей Карелии и Петрозаводска. Среди них было и Онежское рудоуправление. Им было поставлено 70 малиновых кварцитных и 4 габбро-диабазовых блоков, выполнены работы по изготовлению деталей памятника, в том числе чаши Вечного огня. Участие в его создании осталось одним из значимых событий в трудовой жизни работников одного из основных предприятий нерудной промышленности республики, история которого началась со дня основания Шокшинских горных разработок и Онежских разработок диабаза в двадцатых годах прошлого столетия. До 1959 года они представляли собой самостоятельные предприятия, а потом были объединены.

Возникновение их связано с уникальными по содержанию и величине запасов месторождениями природного камня, находящимися на западном берегу Онежского озера: шокшинского кварцитопесчаника – прочного камня темно-малинового цвета, часто называемого еще порфиром или шоханом и габбро-диабаза, также твердой породы, серого, черного или черно-зеленого цвета.
Благодаря качеству полировки они используются как декоративно-строительный материал, а также для производства блочного дорожного камня (мостовая брусчатка, мозаичная шашка, поребрики), ритуальных изделий, а также голыша и футеровки (защитной облицовки для труб, печей, тепловых агрегатов).

Шокшинский кварцит начал добываться еще в XVIII веке. Наиболее значительные работы из шокшинского кварцита - памятник Николаю I в Санкт-Петербурге, отделка Храма Христа Спасителя в Москве, хоры Казанского собора, пьедестал Зимнего дворца, колонны Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, саркофаг Наполеона I в Париже.

Габбро-диабаз тоже добывался еще до Октябрьской революции – первые сведения о начале его разработки относятся к 1830 году. Разработки велись кустарно – подрядчики Егоров, Шмидт и другие нанимали местных крестьян для выработки штучного камня. Как вспоминал каменотес А.С. Ивановский в газете «Красное Шелтозеро» от 6 ноября 1934 г., работа была трудная и осуществлялась исключительно вручную: «Впервые здесь начал разрабатывать гору подрядчик Егоров. Работали мы ему штучные камни на постройку Поцелуева моста в Петербурге. Сделали 4 камня по 500 пудов каждый, перевозили их по декавильным путям, которые перекладывали: продвинем камень к самому краю рельсы, а потом разбираем задний путь и переносим его вперед и так до самого озера толкали...».

В начале прошлого века перед властями крупных городов в связи с увеличением движения по улицам города и появлением автомобилей остро встала проблема необходимости замощения дорог. В 1914-1916 г. первой попытку использовать природный камень Прионежья сделала Саратовская городская управа. Однако Первая мировая и Гражданские войны на некоторое время вынудили приостановить эксплуатацию месторождений.

Но уже в начале 1920-х годов Шокшинское месторождение возродилось. Поначалу это были просто артели рабочих, вырабатывших камень грубой тески для мостов и других дорожных сооружений. Работа по добыче камня в то время шла только в летнее время и вручную. Карьер был оборудован лишь узкоколейной железной дорогой длиной в 200 метров, кузницей, пристанью и несколькими жилыми и хозяйственными постройками. Лишь к 1929 г. Шокшинские разработки начали механизироваться, приобретать черты промышленного предприятия.

В отличии от Шокшинских разработок, которые изначально были карельским предприятием, Онежские разработки диабаза создавались властями крупных городов – Москвы и Ленинграда, так как месторождение диабаза находилось на территории Ленинградской губернии и было наиболее доступным в плане транспорта, а крупные города нуждались в брусчатке для замощения улиц.
В 1921 г. в Рыбреку приехала экспедиция под руководством профессора Низковского, по заказу которой опытными местными каменотесами был выработан пробный камень. После того, как представление о качестве камня было получено, 11 октября 1924 г. Ленинградский губернский отдел местной промышленности по уполномочию Севзаппромбюро сдал в аренду Московскому и Ленинградскому отделам коммунального хозяйства месторождение диабаза у селения Ропручей Шелтозерской волости Лодейнопольского уезда Ленинградской губернии... Согласно декрета ВЦИК от 3 ноября 1924 г. селение Ропручей вошло в состав Карельской АССР.

Из Ленинграда для строительства разработок приехали инженеры Измайловский и Фролов. Под их руководством началось создание нового предприятия. Онегзавод выполнил заказ на новый инструмент, стали организовываться артели из местных опытных каменотесов-вепсов, позже на разработки начали приезжать люди с других мест страны. Так 85 лет назад, осенью 1924 г. было положено начало Онежским разработкам диабаза.

В период с 1924 по 1927 г. были построены электростанция, насосная станция, водонапорная башня. До 1927 г. работы проводились вручную - кольщики кололи монолит, камнетесы тесали брусчатку. Материалы доставлялись в Москву, Ленинград и Петрозаводск водным путем.

Позже Онежские разработки начали механизироваться – появились перфораторы, гора была разбита на горизонты (уровни), на которых были устроены площадки, в забоях установлены деррик-краны для подъема и перемещения камня. Был усовершенствован и транспорт разработок – увеличена длина путей узкоколейной дороги, соединившей место добычи камня с пристанью, построено депо для мотовозов и паровозов. Эти меры позволили увеличить выработку продукции, облегчить труд рабочих.

В 1930-х годах появилась камнекольная мастерская, оборудованная шведскими станками, камнедробильный завод, оборудованный ленточным транспортером, подающим раздробленный щебень на вибрационные грохота, а также ремонтно-механические мастерские, компрессорная и насосная станции, кузница.

Были механизированы и Шокшинские разработки – к 1930-му году появились компрессорная мастерская, камнекольные машины, электростанция, увеличилась протяженность узкоколейного пути и количество подвижного состава, построен мол, пристань. Бурение также стало производится пневматически двумя компрессорами при 36 бурных молотах. Футеровка, клейнпфлястер (мелкая брусчатка), окол (щебень, образующийся после обработки брусчатки) доставлялись водным транспортом на Магнитогорский, Лысьвский, Кузнецкий металлургические заводы.

На разработках было занято более тысячи человек. Изменился быт рабочих. В Шокше, Ропручье, Рыбреке выросли рабочие поселки с новыми жилыми домами, больницами, банями, детскими яслями, клубами, библиотеками, лавочками и пекарнями. Был проложен водопровод, открыты подсобные хозяйства. Улучшилась транспортная связь с большими городами - пароходы по пути из Ленинграда и Петрозаводска делали заходы на пристань Ропручей.

Дальнейшее развитие производства прервала Великая Отечественная война. Разработки были законсервированы, часть оборудования вывезена в тыловые районы. На территории производства шли боевые действия. В конце сентября 1941 г. разработки были оккупированы захватчиками.

Многие работники предприятия были призваны на войну, и многие не вернулись домой. После освобождения района комиссии по оценке ущерба, причиненного захватчиками Онежским и Шокшинским разработкам, составили акт о причиненных врагом разрушениях. На Онежских разработках диабаза были полностью или частично уничтожены здание управления, пристань, паровозное депо, железнодорожные пути, лесозавод, камнедробильный завод, скотный двор, другие здания и оборудование. На Шокшинских разработках также были полностью или частично разрушены или расхищены электростанция, кузница, столярная мастерская, гараж, склады, жилые дома, пекарня, магазин, столовая, школа, свинарник, пристани на южном и северном карьерах, узкоколейные пути, вагонетки, токарни и пр. Ущерб составил миллионы рублей.

Лишь к 1946 г. удалось восстановить производство, хотя еще долго многие виды работ приходилось выполнять без помощи машин, вручную. Возвращение к довоенному уровню выработки было достигнуто усилиями руководства предприятия и района, благодаря самоотверженному труду работников предприятий — каменотесов, кольщиков, машинистов и других. Особенно велик был вклад передовиков производства, таких как А.М. Миронов, И.Я Тимбаев, А.Я. Тимбаев, П.С. Миронов, А.П. Феклистов, Ф.И. Патракеев, М.А. Пенние, В.М. Медведев, А.М. Минаев, Д.Я. Трифонов, А.И. Немчинов и многих других.

Коллектив Шокшинских горных разработок не только восстановил производство, но также освоил выпуск новых видов продукции. Были изготовлены первые 4 комплекта бегунов и подовых камней для размола различных смесей для Кондопожского стекольного завода. Освоено было и производство специальной футеровки и голыша для шаровых мельниц, цементных заводов и цехов эмалированной посуды. В 1972 году были выполнены работы по отгрузке продукции для реконструкции гостевых трибун, башен и стен московского Кремля, а также для мавзолея В.И. Ленина. В работах принимали участие М.А. Пиджаков, Л.Ф. Агафонов, К.Т. Кайпонен, Л.А. Феклистов, Л.А. Наумов. Онежские разработки диабаза освоили выпуск плит, необходимых для изготовления инструментов высокой точности.

Нельзя переоценить и участие предприятий, добывавших природный камень, в поддержании в памяти поколений светлого образа солдат Великой Отечественной войны. Во многих городах страны мемориалы войны создавались с использованием материалов из прионежских кварцита и диабаза — среди них такие, как музей-панорама «Сталинградская битва» в г. Волгограде, памятник “Неизвестному солдату” в г. Москве, мемориальные комплексы в Ленинграде и городах Карелии. В 1977 г. в городе Петрозаводске была открыта портретная монументальная Галерея Героев Советского Союза, в облицовке которой были использованы шокшинский кварцит и рыборецкий габбро-диабаз.

Хотя в настоящее время единого предприятия по добыче материалов из природного камня уже нет, сегодня его дело по добыче и обработке габбро-диабазов и кварцитов, традиции многих поколений каменотесов Прионежья продолжает ряд предприятий, работа на которых - одно из основных занятий населения района.

Ведущий специалист Национального архива
РК А.С. Соколов

Опубликовано в газете «Курьер Карелии», 26 мая 2009 г.